КИТАЙ: Секрет власти и авторитета Си Цзиньпина (окончание)

22.07.13 09:33
КИТАЙ: Секрет власти и авторитета Си Цзиньпина (окончание) Единственная сфера, в которой Си, похоже, не имеет полного контроля – и где лояльные к Си группы столкнулись с необходимостью перемен, которые заденут корпоративные интересы – это экономика.
ПОЛИТИКУ – ЗАМОРОЗИТЬ, ЭКОНОМИКУ – РЕФОРМИРОВАТЬ?

Единственная сфера, в которой Си, похоже, не имеет полного контроля – и где лояльные к Си группы столкнулись с необходимостью перемен, которые заденут корпоративные интересы – это экономика. Здесь ключевая фигура – премьер-министр Ли Кэцян, и его выбирал не Си. Фактически, Ли изначально был фигурой Ху, пока в 2007 году не началось «коллективное управление».

Во времена Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао макро-экономическая политика заключалась в концепции «стоять-идти». При этом ключевым инструментом были банковское кредитование и требование банковских депозитов, а не денежная политика и политика регулирования процентных ставок.

Как и его предшественники, правительство Ли Кэцяна также держало одну ногу на педали «газ», а вторую – на педали «тормоз». Однако в конце июня правительство действовало гораздо решительнее. Внезапное сокращение денежной массы взыинтило ставки на краткосрочные и межбанковские кредиты. Правительство быстро заверило рынки, что поддержит банки. Вначале это могло показаться отражением прежних метаний типа «стой-идти». Но как и эксперименты главы Федеральной резервной системы Бен Бернанке с прекращением покупок облигаций госзайма, этот шаг послал неоднозначный знак неформальным заемщикам Китая о том, что хорошие времена экпансионистской госполитики заканчиваются.

Этот подход в работе центробанка отражает базовую характеристику внутренней стратегии Си: пресечение иррационального экономического поведения (коррупции, растрат, стремительный рост неофициальных кредитов). Именно это ставится в приоритет, о не реформирование ключевых экономических субъектов.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОТЬ: ЕЩЕ ЖЕСЧЕ, ЕЩЕ РАЦИОНАЛЬНЕЙ

Точкой отсчета во внешней политике Си является то, чего Китай уже достиг. 30-летний период, начатый Дэном Сяопином, близится к окончанию. Си сразу заявил, что Китай – это мировая держава, а не «часть силы», как недавно сказал Давид Шамбо. Первыми иностранными поездками Си стали визиты в Россию, Южную Африку, еще две другие африканские страны и Латинскую Америку, показав, что его не возьмешь отношениями с Западом. Между тем, Китай дислоцировала патрульные корабли около островов Сенкаку/Дяоюйтай и войска (с плакатами «это – наша территория») около так называемой Линии контроля с Индией.

Воскресная встреча Си с Бараком Обамой была противоречивой: ни один не уступил ни пяди. Первой встрече с Обамой предшествовало заявление о «мощных отношениях», и Си отметил, что «в Тихом океане достаточно места для двух больших стран – Китая и США.» Эта фраза о стратегическом паритете оставила в задумчивости остальные тихоокеанские страны относительно их места в этой картине.

В заявлении, где Си назвал отношения с США «большой силой», он также определил Россию как «самого важного стратегического партнера» (Китай и США не называют свои отношения «стратегическим партнерством»).

Между тем китайская внешняя политика в отношениях с соседями стала даже более агрессивной, чем была в последние годы эры Ху-Вэня – она стала более сфокусированной и может отклониться от политики эры Ху по двум важным сферам. Во-первых, увеличивается давление на Тайвань. Во-вторых, похоже, что Си движется в разных направлениях с Северной Кореей.

Также поражает еще один процесс: сокращаются либеральные и интеграционные воззрения китайских СМИ. Это касается и экономических тем, которые, как предполагалось, будут основой сближения и кооперации Китая с региональными партнерами.

КИТАЙСКИЙ АНДРОПОВ?

То ли из семейной, наследственной или организационной лояльности, Си вернул акценты на партии, а не политических изменениях и госучреждениях. Срочные и важные реформы скорее всего будут проводиться под предводительством партии, а как часть политики перехода к другому институциональному базису. Это значит, что реформаторам нужно решить: или они поддерживают реформы или становятся политическими оппонентами. Как во внутренней, так и во внешней политике, Си хочет отстаивать линию, которую можно назвать «жесткой модернизацией». Вместо разделения партии и государства, си возрождает приоритет партии.

Хочется вспомнить прецедент из советской истории. Многие критики руководства Ху-Вэня характеризуют период их правления стагнацией и нерешительностью руководства и сравнивают с периодом правления Леонида Брежнева. В Си же симпатизирующие наблюдатели изо всех сил стараются увидеть Горбачева, хотя он больше напоминает первого преемника Брежнева – Юрия Андропова. И хотя он правил только с 1982 по 1984 год, он проявил черты, по которым его можно сравнить с Си. Как и Си, Андропов долгое время работал с силовых структурах (КГБ) и был уверен как в необходимости жесткой политике в отношениях с Западом, так и в модернизации под руководством партии.

Си – это не старый и больной лидер, и, в отличие от СССР в 1982, партия богата. Тем не менее, у него большие политические риски. Все его предшественники основывали свою политику на неоднозначности Дэна, позволяя ограниченную либерализацию и открытость гражданского общества - в обмен на обещания и намеки о том, что дальше будет больше. Сдерживаемые китайские СМИ станут, несомненно, серьезной проблемой для Си, если экономика даст сбой. Также увеличился риск и во внешней политике: любой спад экономики Китая пошатнет уверенность длинный список стран-партнеров в том утверждении, что Китай является огромной силой, которое прививалось им в последние годы.

Амбиции Си для кого-то и увлекательны, но в конечном счете они могут оказаться анахронизмами. В политике о пытается воссоздать военное партийное государство. В экономике он пытается развивать Китай сверху вниз, а не путем создания и индивидуалистического и инновационного общества на основе сбалансированных институтов, работающих по законам. Внешнюю политику с соседями Си базирует на силе и подчиняет небольшие страны в рамках своей сферы влияния, и при этом ведет «мощные» отношения с Америкой. Вкратце, похоже, что Си хочет скомбинировать геополитику 19-го века с ленинизмом 20-го века и получить при этом выигрыш в глобализированном мире 21-го века.


По материалам публикации «Китай Си Цзяньпина» (ресурс Европейского совета по международным отношениям)
Опубликовать
КОММЕНТАРИИ
РЕКЛАМА
 

Маршрутизатор Tp-link 841 N TL-WR
Планшет Apple iPad 2 купить в Киеве 32Gb 3G White
Планшетний комп`ютер Apple iPad 2 32Gb Wi-Fi+3G White 9.7" 1024x768, Multi-Touch, глянцевий / Apple A5 (1 ГГц) / Флеш-пам"ять 32 ГБ / 3G / Wi-Fi / Bluetooth / Вага 613 г
Телефон Sony-ericsson E15 i - Xperia X8 Dark Blue+White