КИТАЙ: Секрет власти и авторитета Си Цзиньпина

18.07.13 10:12
КИТАЙ: Секрет власти и авторитета Си Цзиньпина Прошло 6 месяцев с того момента, когда Си Цзиньпин стал генеральным секретарем Китайской коммунистической партии. Итак, что произошло за это время? В чем секрет личного стиля Си и счет чего Си контролирует Китай? Как власть и авторитет Си влияет на политику Китая? И в чем «ахиллесова пята» нового руководителя великой страны?
В своей публикации Франсис Годемен «Китай Цзиньпина» отмечает, что спустя всего 6 месяцев после прихода к власти Си Цзиньпин аккумулировал даже больше власти и личного авторитета, чем любой другой китайский лидер со времен Мао Цзэдуна – основателя Китайской Народной Республики. Даже Дэну Сяопиню с 1977 по 1984 пришлось бороться с большой группой консерваторов-партийцев. Мощь Си превысила даже авторитет Цзян Цзэминя, который известен умением найти компромисс. А о его предшественнике Ху Цзиньтао, который все чаще прикрывался «коллективным руководством» вообще почти забыли.

Фигура Си четко вырисовалась из тех функций, которые он сразу принял на себя и личного стиля руководства, который он, в отличие от предшественником, незамедлительно начал применять. Также о его непосредственном влиянии свидетельствует исчезновение политической борьбы в руководящих эшелонах партии, начало «кампании по упорядочиванию» кадров и почти полное исчезновение инакомыслия, будь то со стороны либеральной «правой» партии, или от националистической и популистской партии «левых», или от самого населения Китая. Критика Си в средствах массовой информации не пересекает определенной границы.

Как пишет Франсис Годемен, контроль Си обеих партий и армии также очевидно из нового поворота иностранной политики Китая. До его прихода было много разговоров о фрагментированной бюрократии, нерешительности лидеров, давлении активистов и, якобы, очень мощном общественном мнении китайцев. Однако после прихода Си подход Китая в отношениях с соседями стало более рациональным, но не менее жестким.

Однако, границы власти Си все же есть. В политбюро по прежнему остались реформаторы и люди Ху Цзиньтао и Вэня Цзябао, и они ждут своего часа – перевыборов через 5 лет. Цена, которую заплатил Си желая того или нет за свою поддержку предшественниками и консерваторами – поддержка интересов крупных корпораций, и прежде всего предприятий с госсобственностью. Это должно стать основным сдерживающим фактором для премьер-министра Ли Кэцяна и его наиболее далекоглядящих экономических кадров. Для того, чтобы прекратить партийные дискуссии, Си возродил политику «линии масс» из эры Мао, которая подразумевала мобилизацию населения для продавливания изменений или осуждения партийных кадров. Однако это применение риторики Мао на практике немного не соответствует авторитарному стилю руководства и поэтому может создать экономические проблемы.

Также могут появится проблемы в иностранной политике. Новая политика двустороннего сотрудничества Китая «по Бисмарку» подразумевает проявление твердости на всех фронтах. С 2010 года многие компании испытали на себе высокомерное отношение Пекина. Си появился тогда, когда у Китая не осталось «друзей во всем мире», как говорил Мао, но при этом Китай во всем мире имел интересы, как сказал бы лорд Палмерстон. При этом Пекин должен постоянно жонглировать коалиционными интересами – иногда заключать союзы с развивающимися странами, иногда – с развивающимися экономиками, и все больше и больше – с развитыми индустриальными обществами, политические модели которых Китаем отвергаются.


КАК СИ ВЗЯЛ КИТАЙ ПОД СВОЙ КОНТРОЛЬ

На осенних открытых дебатах о будущем Китая реформаторы говорили о распутье (особенно в части экономических реформ, где интересы крупных компаний расходились с концепцией роста за счет потребительского потребления и большего равенства), а либералы критиковали уходящих лидеров за «упущенное десятилетие»…

Продолжение следует…

По материалам публикации «Китай Си Цзяньпина» (ресурс Европейского совета по международным отношениям)
Опубликовать
КОММЕНТАРИИ
РЕКЛАМА