Экономика России меняет вектор?

12.09.13 09:31
Экономика России меняет вектор? В Санкт-Петербурге недавно на фоне ухудшения обстановки в российской экономике состоялся саммит стран «большой двадцатки». Разумеется, по сравнению с показателями еврозоны и особенно Франции эти результаты приемлемые и даже неплохие. Кроме того, они вполне удовлетворительны и на фоне индексов некоторых из так называемых «развивающихся» стран, например, Индии. В России не было массовой спекуляции против рубля, как это случилось с национальными валютами в Бразилии и Индии. Как бы то ни было, текущие результаты все равно вызывают беспокойство с точки зрения развития российской экономики, ее потребностей и трудностей, с которыми ей предстоит столкнуться. Они свидетельствуют о том, что современная экономика не в состоянии откреститься от неблагоприятного международного контекста и найти в себе источники для устойчивого роста.
Опасения связаны скорее даже не с незначительной рецессией, которая наблюдается в ВВП страны последние несколько месяцев. Общий рост ВВП за 2013 год должен составить от 1,5 до 2%, что можно считать приемлемым, особенно если сравнить ситуацию в России и в Евросоюзе. Тем не менее, положение в инвестиционной сфере куда серьезнее и тревожнее.

От мощного прироста инвестиций, который наблюдался в 2011 - начале 2012 года после кризиса 2009-2010 годов, не осталось и следа. А ведь именно инвестиции являются главным источником будущего экономического развития. Накопление проблем в секторе крупной государственной инфраструктуры, модернизация которой последние 20 лет продвигается весьма медленными темпами, не раз становилось причиной возникновения самых разных катастроф. Другими словами, в этом секторе необходимо принять срочные меры, а инвестиционные показатели с начала 2013 года никак нельзя назвать удовлетворительными.

Суть трудностей

России приходится иметь дело с целым рядом проблем, однако углеводороды, как бы парадоксально оно не звучало, к ним не относятся. Так, хотя недавние изменения цен и объемов отражают экономические проблемы стран-импортеров (в первую очередь это касается Европы), последнее время здесь все относительно стабильно.

Доходы от этого экспорта начали расти только с 2004 года, а его объемы постепенно снижаются (однако остались стабильными во время кризиса 2008-2009 года), что соответствует экономическому спаду в Европе. Цены, напротив, испытали на себе серьезное воздействие кризиса и упали с 800 до 300 долларов за тонну, однако затем вновь быстро пошли вверх, стабилизировавшись у отметки в 750 долларов за тонну. В экспорте газа наблюдается медленный спад за исключением периода кризиса, когда это неторопливое снижение на несколько месяцев сменилось резким падением. Здесь опять-таки изменения цен наиболее показательны. За бурным ростом поле 2004 года последовала постепенная стабилизация (за исключением кризиса 2008-2009 года). Сегодня они по-прежнему остаются на высокой отметке.

Незначительные изменения экспортных объемов свидетельствуют о том, что влияние на экономическую деятельность было относительно слабым. В то же время с финансовой точки зрения все выглядит гораздо серьезнее по причине значительных колебаний цен. Однако и тут последствия оказались не слишком существенными и сегодня не играют практически никакой роли. Таким образом, на него нельзя списать снижение темпов экономического роста, которые наблюдаются с конца прошлого года в России.

Нынешняя рецессия в Европе ощутимо сказывается на экономической деятельности, что особенно заметно в сфере полуфабрикатов (сталь, цветные металлы, базовые химикаты). Хотя этот экспорт выглядит не столь впечатляюще, как поставки углеводородов, он оказывает сильнейшее воздействие на экономическую деятельность как прямым, так и косвенным образом (через производственные цепочки).

С этой точки зрения не остается сомнений, что Россия отчасти «импортировала» нынешнюю рецессию или, если хотите, стагнацию европейского континента, который является для нее главным торговым партнером. Российское правительство предприняло немало усилий, чтобы переориентировать внешнюю торговлю в сторону Азии и сформировать зону свободной торговли с некоторыми из республик бывшего СССР. Сама по себе диверсификация торговых партнеров, безусловно, оправдана. Однако реализация этих задач займет определенное время. Глупо надеяться на то, что в краткосрочной перспективе будет возможно найти источники экономического роста при отсутствии диверсификации. Кроме того, даже если доля Европы во внешней торговле России уменьшится, она все равно останется очень значительной. Таким образом, решение заключается не столько в переориентации внешней торговли России (хотя она все равно необходима), сколько в уменьшении зависимости от нее. Иначе говоря, перед страной встает вопрос возможной «де-глобализации» ее экономики.

Поддержание роста доходов населения на относительно высоком уровне - правильный шаг, который, безусловно, помог избежать худшего. Во всяком случае, низкая безработица связана именно с ним.

Главный же вопрос сейчас в том, сколько еще эти показатели безработицы, которым остается только завидовать во многих западных странах, смогут оставаться на такой низкой отметке (5,4% в июне 2013 года).

Конкурентоспособность российской экономики и курс рубля

Вторая из главных проблем российской экономики касается ее конкурентоспособности на мировом рынке. Она зависит от множества факторов, таких как обменный курс, производительность отраслей экономики в условиях международной конкуренции, инновации в выпускаемой продукции и методах производства.

Российское правительство сегодня уделяет большое внимание стабилизации обменного курса. Так, центробанк выделил более 11 миллиардов долларов на поддержку рубля. Он, безусловно, может позволить себе такие траты, если учесть объемы накопленных им валютных резервов. Вообще, совершенно очевидно, что опасности дестабилизации рубля не существует. Положительное сальдо внешнеторгового баланса весьма велико, а платежный баланс сбалансирован. В то же время, правительство реагирует на этот вопрос довольно поверхностно, что, безусловно, является следствием финансового кризиса 1998 года. Поэтому оно приравнивает стабильность обменного курса к политической стабильности.

Тем не менее, эта политика вовсе не обязательно оправдана с экономической точки зрения. В последние годы некоторые страны позволили своим валютам сильно упасть в цене. Причем речь идет о далеко не последних государствах: США, Великобритании и Японии. Такой шаг, бесспорно, улучшил их положение. В случае Японии 20% девальвация йены в ноябре прошлого года внесла ощутимый вклад в восстановление экономического роста. В такой перспективе стабилизация курса рубля может стать настоящей проблемой.

Одна из главных проблем касается подсчета изменения реального курса по сравнению с номинальным.

Так, с января 2011 года номинальный курс рубля упал на 11%, тогда как реальный курс (он корректируется с учетом инфляции в России и Америке) вырос на 10%. Эта ситуация, по всей видимости, связана с движением российских резервов. В настоящий момент валютные резервы России нельзя даже сравнивать с тем, что было в 1990-х годах.

Резервы России составляют примерно 450-475 миллиардов долларов, что равняется более чем 15 месяцам импорта. Можно было бы даже сказать, что эти резервы избыточны, и что их стоило бы лучше направить на внутренние инвестиции. Во время кризиса 2008 и 2009 годов они заметно сократились, однако затем были быстро восстановлены. Кроме того, здесь очень важно отметить увеличение доли золота: оно традиционно играет лишь незначительную роль в резервах центробанков, однако за последние несколько лет продемонстрировало существенный рост. Это, вероятно, объясняется расширением операций с крупными азиатскими банками, которые держат немалое количество золота. Кроме того, тенденцию можно рассматривать и как проявление растущего недоверия России к доллару и евро. Сальдо внешнеторгового баланса России неизменно находится в плюсе, что ограничивает потенциальные колебания курса ее валюты в сторону понижения.

На протяжении двух с половиной лет наблюдается ревальвация реального курса рубля по отношению к доллару, что связано с поступлениями от экспорта углеводородов. Отчасти это явление удалось скомпенсировать значительным повышением производительности в России, которое проявилось в сфере добычи, промышленного производства и строительстве.

Рост производительности и вопрос инвестиций

Темпы повышения производительности особенно высоки в промышленности и в частности в обрабатывающих секторах, где сосредоточено производство товаров, которым приходится иметь дело с конкуренцией на международном рынке. Относительный рост производительности по отношению к США (российские показатели за вычетом цифр американской промышленности) совершенно бесспорен. В то же время нельзя не принимать во внимание страны из так называемой «долларовой зоны» (это означает, что их валюты непосредственно связаны с долларом), например, Китай, который поддерживает реальный обменный курс по отношению к доллару на относительно стабильном уровне.

Рост производительности в этих государствах (и в особенности в Китае) оказывается гораздо существеннее. Таким образом, реальный обменный курс и рост производительности необходимо внимательно анализировать в каждой стране. Не исключено, что в плане конкурентоспособности Россия потеряла намного больше по отношению к развивающимся, а не развитым странам.

Вопрос конкурентоспособности отсылает нас к проблеме производственных инвестиций (не стоит путать их с портфельными инвестициями). Без инвестиций, как на частном, так и государственном уровне, конкурентоспособность России и всю ее экономику может ждать только спад. В то же самое время это поднимает вопрос возможных источников финансирования этих инвестиций и средств для повышения их эффективности. Финансирование уже активно обсуждалось в России, однако решение проблемы эффективности потребует не менее серьезной дискуссии.

Нет сомнений, что в настоящий момент инвестиционный процесс (особенно если его направляет государство) малоэффективен. Этим и объясняются звучащие уже который год заявления: процесс совершенно необходимо наладить до вложения новых средств, иначе ресурсы будут расхищены или использованы далеко не лучшим образом. Такая точка зрения вполне понятна. Однако, с другой стороны, все прекрасно осознают, что сидеть сложа руки в ожидании гипотетического улучшения инвестиционного процесса тоже нельзя. Факт того, что выделенные государством средства используются неэффективно или расхищаются, не может служить предлогом для бездействия. Если отложить в строну коррупцию, нужно отметить, что вопрос относительной неэффективности инвестиций поднимался во многих государствах, однако это никогда не становилось препятствием для инвестиционного процесса. Так, ситуация в Китае очень далека от совершенства, однако инвестиции в стране очень велики и, бесспорно, являются одной из главных движущих сил экономического роста.

Первый способ повышения инвестиционной эффективности, без сомнения, заключается в координации крупных частных инвестиций (то есть со стороны крупных российских и иностранных компаний) и государственных программ. Однако для этого требуется определенная среда для взаимодействия интересов частного и государственного сектора.

Валютная политика в России

Одна проблема постепенно подводит нас к следующей, то есть к вопросу валютной политики России. Курс российского центробанка до последнего времени отличался крайней, даже избыточной осторожностью. Приоритетная задача заключалась в контроле инфляции. Как бы то ни было, с учетом всех трудностей российской экономики относительно высокая инфляция была неизбежной. Во время кризиса конца 2008 - начала 2009 года российский центробанк отреагировал излишне активно и повысил ставки, тогда как центробанки развитых стран наоборот снизили их. В тот момент это решение привело к катастрофическим последствиям для российской экономики.

С тех пор ставки несколько снизились, но до сих остаются очень высокими и создают серьезные препятствия для инвестиционного процесса. Ставка рефинансирования центробанка, которая служит направляющей для других финансовых институтов в стране, находится на отметке в 8,25%, хотя равняется 1,75%. В США, Японии и даже еврозоне ставка рефинансирования ниже инфляции, в связи с чем показатели реальной ставки там отрицательные.

В результате российские банки массово влезают в долги на иностранных финансовых рынках, потому что стоимость финансовых ресурсов в России слишком высока. Разумеется, все это незамедлительно отражается на населении и частных предприятиях (в первую очередь это касается среднего и малого бизнеса).

Кредиты в стране предлагаются по реальным ставкам (номинальная ставка - инфляция), которые сейчас чрезвычайно высоки. Такая ситуация не только тормозит потребление (а следовательно и производство), но и вынуждает средний и малый бизнес чаще, чем хотелось бы, прибегать к самофинансированию, а также сложным и дорогостоящим системам займов с участием других предприятий. Обычно считается, что реальная ставка в 2% является максимальной для инвестиций предприятия. Сегодня в России до этого очень далеко, что осложняет процесс диверсификации экономики и формирования сбалансированного экономического полотна среднего и малого бизнеса.

Таким образом, России определенно требуется новый политический курс. Международные факторы снижения экономического роста (прежде всего, непростая ситуация в Европе) останутся в силе еще долгие месяцы. России необходимо найти в себе источники для мощного развития. Для этого ей нужно прекратить обожествлять стабильность обменного курса, понять, что инвестиции являются залогом конкурентоспособности и экономического роста, а также привести свои государственные структуры в соответствие с этой задачей.

По материалам: http://inosmi.ru/russia/20130912/212869766.html#ixzz2eepaHwyc
Опубликовать
КОММЕНТАРИИ
РЕКЛАМА
 

магазины украины
Телефон Samsung B7722 Duos Perl Black
Звуковая карта Asus Xonar DS PCI-E (90-YAA0F0-0UAN00Z)